Стивен Ли: психология кризиса

Опубликовано 12.09.2010 в Деньги

Стивен Ли (Stephen Lea)Профессор психологии британского University of Exeter Стивен Ли (Stephen Lea) рассказывает о психологии текущего кризиса, сравнивая деньги с наркотиком.

Деньги подобны наркотику. Будучи эффективным универсальным инструментом, они воспринимаются многими как нечто большее и потому зачастую оказывают прямое чрезмерное воздействие на поведение и чувства людей.

Кроме того, деньги способны создавать так называемую денежную иллюзию. Например, сумма, номинированная в более крепкой валюте, кажется меньшей в менее крепкой. Это свойство денег – ключ к пониманию психологии кризиса на рынках недвижимости.

Когда человек владел домом, стоимость которого непрерывно росла, но росли при этом и все цены вокруг, он в действительности ничего не выигрывал. Однако под воздействием денежной иллюзии думал, что выигрывал. А иллюзия выигрыша провоцирует желание больше расходовать свои сбережения.

Так родились 3 массовых заблуждения, которые в результате оказались катастрофическими не только для многих людей, но и для мировой экономики в целом:

  • владеть собственной жилой и коммерческой недвижимостью всегда выгоднее, чем ее арендовать;
  • рост цен на жилье делает его владельцев богаче;
  • если вы можете себе позволить проценты по кредиту, вам по карману и сам кредит.

Восстановление пост-кризисной экономики также связано с психологической составляющей. Обычно люди склонны тратить свои финансы только когда чувствуют, что экономическая конъюнктура заметно улучшается или наблюдаются явные признаки ее улучшения. Однако парадокс процесса заключается в том, что для предотвращения повторения кризиса люди должны больше сберегать в долгосрочной перспективе и больше тратить (чтобы ускорить выход из кризиса) – в краткосрочной.

Во время любого из случившихся в истории человечества экономических кризисов количество пострадавших было не так велико, как это принято считать. Если человеку удалось сохранить сбережения, работу или источник дохода, то в действительности он выигрывает от кризиса. Хотя он и чувствует, что проигрывает. Ведь он видит пострадавших знакомых, коллег и друзей, читает минорную прессу. Это побуждает его сокращать расходы и принимать осторожные экономические решения, в результате чего кризис проникает в экономику все глубже.

Как поступать в подобной ситуации? Людям, которых кризис не затронул напрямую, необходимо строить реалистичное восприятие действительности. Не увлекаться потребительскими эмоциональными покупками, а стимулировать расходы с высокими мультипликаторами. Ничего подобного так и не было сделано. Вы можете назвать мои тезисы ненадежными. Я вам отвечу, что кризис научил нас тому, что вся наша экономика ненадежна. Потому не существует экономики без психологии, а это значит, что для ее восстановления потребуется психологическое восстановление.


Добавить комментарий